Складка ватто выкройка

Добавлено: 14.05.2018, 01:56 / Просмотров: 94233

Закрыть ... [X]

Мария-Антуанетта



То ли благодаря юношеской впечатлительности, то ли литературным талантам С.Цвейга и А.Дюма, но к этой королеве я всегда питала большую симпатию. И хотя мода второй половины ХVIII-го века менялась стремительно, а Мария-Антуанетта успела примерить на себя сотни образов, в моем воображении она зачастую предстает в величественной пуфе, с прической «а-ля фрегат», посвященной победе французского фрегата «Ля Бэль Пуль» в 1778 году над англичанами.
XVIII - был веком расцвета женских причесок и париков. Думаю, при упоминании модных причесок эпохи рококо, даже «не посвященные» сразу же вспомнят очаровательную напудренную, просто причёсанною головку мадам де Помпадур и пышные, огромные, прихотливо украшенные причёски-пуфы середины 1770-х годов.

Мария-Антуанетта родилась 2 ноября 1755 года. Её детство и юность прошли во дворце Шёнбрунн, в венской резиденции австрийских императоров. В то время в знатных семьях даже малыши носили пудренные прически и взрослые фасоны одежды (стоит только вспомнить маленького Моцарта!).
Мария-Антуанетта была прелестным ребенком: с большими голубыми глазами, высоким лбом и словно фарфоровой бело-розовой кожей. При этом у нее всегда были слишком тонкие, слабые волосы.
Когда в 1770 году она стала дофиной Франции, ей пришлось не только уехать из родной страны, но и пережить стилистические трансформации, сменить австрийские прическу и платье на французские.
Она стала пользоваться услугами придворного парикмахера Сьера Ларсеньёра, который делал будущей королеве простые, но изящные укладки. Этот стиль стал настолько популярным, что все австрийские модницы стали носить прическу «а-ля Дофина». Тем не менее, прозвали «Министром моды» не Ларсеньёра, а другого любимого парикмахера Марии-Антуанетты — мсье Леонара. Блистательный Леонар Отьё по прозвищу Боляр - «Великолепный», был придворным парикмахером и шляпных дел мастером. Симпатичный, веселый гасконец, очень неглупый и артистичный, Леонар был так популярен у дам, и соответственно занят, что даже будущая королева могла пользоваться его услугами лишь раз в неделю по воскресеньям.
Франция стала законодателем моды и в области причесок. От названия сложной прически-куафюра парикмахеров стали называть куафёрами. Метром Легро - куафёром его королевского высочества Людовика XV в Париже была создана Академия парикмахерского искусства. Накладные волосы, шиньоны, подвязанные лентами, украшенные перьями и цветами буквально «громоздились» на головах женщин. Прически 60 – 70-е годов - это целые сооружения в полметра высотой. Соперничая между собой, столичные куафёры измышляли не только невиданные до сих пор причёски, но и неслыханные для них названия: «Зодиак», «Бурные волны», «Охотник в кустах», «Бешеная собака», «Герцогиня», «Отшельник», «Капуста», «Мушкетёр», «Полисадник», «Улыбка ангела», «Расцветающая приятность», «Прелестная простота».
Дамы часами терпели пока их волосы заворачивали в бумажные рулоны, завивали горячими утюгами, смачивали соком крапивы, начесывали, обильно посыпали пудрой. Кто не мог себе позволить ежедневные услуги куафера, должен был ходить с таким сооружением на голове по нескольку дней или недель, соответственно в прическах заводились грызуны и блохи. Во время сна дамы пользовались специальными подголовниками, которые позволяли держать причёску на весу. Высота причесок была настолько огромной, что приходилось передвигаться в каретах сидя на полу. Известны случаи, когда из-за причесок даже увеличивали дверные проемы. Видимо, к этому радикальному средству пришлось прибегнуть после того случая, когда Леонар так перестарался с высотой прически будущей королевы, что пришлось ее частично разобрать, а потом снова собрать — Мария-Антуанетта просто не могла войти в бальную залу!
10 мая 1774 Людовик XV умер и Мария-Антуанетта стала королевой Франции и Наварры. Вступление на престол Людовика XVI ознаменовалось двумя вещами: невиданным ростом государственного долга Франции и появлением новой причёски «Цветы королевы», украшенной хлебными колосьями и рогом изобилия.
Вообще, между 1770 и 1780 гг., с легкой руки королевы Марии-Антуанетты, женская прическа начала подниматься вверх — иногда на высоту до 70, а порой и до 100 см. Получалось, что иные прически были в несколько раз (порой в 8-мь) больше головы её хозяйки. Мэтр Леонар Боляр, придумал «чепчик для матушки», в который была вмонтирована специальная пружина. В компании почтенных матрон головку молодой модницы покрывал добропорядочный чепец, но едва франтиха покидала это строгое общество, она приводила в движение пружину и её головной убор увеличивал свою высоту втрое.
В 1776 году на фоне стресса и депрессии у Марии-Антуанетты начали выпадать волосы. Ее состояние осложнялось нелегкими взаимоотношениями с королем. После появления первенца Марии Терезы Шарлотты в 1778 году, и перед рождением дочери Софии в 1786 году, Леонар коротко остриг королеве волосы, а в моду ввел роскошные парики….
В 1780 году мэтр Боляр придумал для королевы сложную причёску, украшенную волнами шифона, перьями и драгоценностями. Для того чтобы её выполнить потребовалось изготовить каркас - «Пуф»- опору из железных или деревянных прутьев, обтянутую накладными и собственными волосами, проволокой, тканью, конским волосом, украшенную самым фантастическим образом. На такие высокие причёски использовали десятки шиньонов. Их крепили последовательно, рядами. Сами каркасы, чтоб их не утяжелять, заполняли батистовыми платочками или совсем тонкой бумагой, но иногда, после визита парикмахера, дамы недосчитывались ночных сорочек – в минуту вдохновения мастер пускал в ход всё, что попадалось под руку. Однажды Леонар Боляр причёсывал графиню Разумовскую, которая хотела блеснуть на балу новой причёской. Как назло, ничего не было под рукой: фрукты, ленты, драгоценности – всё это уже устарело. Окинув взглядом комнату, он увидел короткие, красного цвета, бархатные панталоны графа, мгновенно разрезал их ножницами и соорудил огромный пуф, которым и украсил причёску. Это невообразимое сооружение имело громадный успех. В другой раз он водрузил на голову дамы голубиные крылья. Герцогиня Шартрская заказала в честь рождения сына пуф, который украшали изображения её африканского пажа и попугая, фигурка кормилицы, которая сидела в кресле и прижимала к груди новорождённого младенца. Принцесса де Лозен заказала ещё более вычурный пуф – штормовое море; охотник, стреляющий уток; мельница, у которой мельничиху соблазняет священник, а ниже идёт мельник, её муж, со своим осликом. А у герцогини де Шуазель на голове раскинулся сад, с травой и цветами, журчащим ручьём и крошеной ветряной мельницей, украшенной драгоценными камнями и приводимой в движение часовым механизмом, который восхитил бы и Людовика XVI (король, в отличие от своей супруги, был равнодушен к моде, зато любил прикладные ремёсла). Натюрморт из овощей и фруктов был самым заурядным вариантом, разве что в Англии он назывался «Фруктовая лавка», а во Франции - «Английский сад».
Тот же знаменитый Леонар Боляр, был первым создателем причесок, составлявших единое целое с головным убором. Творчество виртуоза парикмахера и неуёмная фантазия королевы дали миру такие шедевры, как «Взрыв чувствительности», «Сладострастная», «Тайная страсть». Целое направление в создании шляп, придумал знаменитый маэстро: «шляпы настроения», - так назывались причудливые сооружения, вписанные в не менее причудливые причёски изысканных дам. Они предназначались для выражения тайных мыслей и чувств особы, надевшей такую шляпку. Вокруг головок легкомысленных дам вились бабочки – целая стая вестниц любви говорила о поисках или поощрении флирта с кавалером, саркофаги и траурные урны говорили о меланхолии из-за погибшей любви.
Маленькие фигурки – безделушки стали необходимым средством для создания задуманного образа. Отныне у них появилась самостоятельная жизнь в неизменном процессе создания костюма. Они позволяли модисткам и куафёрам воплощать любые фантазии: политические события, сражения и победы, судебные процессы, театральные успехи, салонные сплетни – всё служило предлогом для создания новых украшений, отделки новых моделей головных уборов и причёсок. Иностранный путешественник в 1774 писал:«Ежедневные новости можно узнать рассматривая головки женщин».
В последние годы XVIII века с изменением костюма несколько видоизменяется причёска. Она становится ниже - тип причёски «Принцесса Ламбаль». Букли выходят из моды, волосы завивают и расчёсывают, перестают использовать пудру. В ходу небольшой парик, завитый крупными локонами, с плоским шиньоном на затылке - «Анфан» (фр.дитя).
В конце правления Людовика XVI в моде английские причёски, небольшие и низкие, с 1786 года - причёска «Щётка», с длинной петлей из волос или ленты сзади.
От политических потрясений в стране, в волосах королевы появилась ранняя седина, и в письмах к близким друзьям, Мария-Антуанетта приписывает это стрессовым испытаниям, которые пришлись на ее долю. Уже будучи в тюрьме во время Французской революции Мария-Антуанетта продолжала делать прически. Она до самого конца оставалась женщиной…, даже взойдя на гильйотину в 1793 г.!

Стоит также вспомнить, что XVIII век стал веком неимоверной популярности драгоценностей и в особенности бриллиантов. Бриллиантами буквально обсыпали одежду и аксессуары. Пуговицы, пряжки, трости, ордена, табакерки, не говоря уже об ожерельях, кольцах, серьгах и прочих ювелирных украшениях. Бриллиантовой пудрой покрывали парики.
Вспомнить хотя бы, знаменитое дело об ожерелье королевы – когда авантюристка Жанна де Ла Мотт-Валуа подговорила кардинала де Рогана выступить посредником при покупке баснословного дорогого бриллиантового ожерелья якобы для королевы Марии-Антуанетты. Жаль, главным в этой истории были не сами бриллианты, а – окончательно испорченная репутация королевы, публично наказанная Жанна, заключённый в Бастилию кардинал (кстате, остроумные парижские модистки придумали соломенную шляпку фамильных цветов кардинала, сочетание красного и жёлтого, и назвали её "кардинал на соломе", при этом намекая, что Рогану, наверное, доводится спать на соломе).
Украшения "tour du cue", буквально "вокруг шеи", - плотно охватывавшие хрупкие шеи тяжёлые колье контрастировали с нежными кружевами и белизной декольте. Мадам дю Барри, последняя фаворитка Людовика XV первой ввела в моду сочетание разноцветных драгоценных камней в одном предмете, так что и дамы, и их ювелиры могли проявить фантазию. А подвеску в центре можно было отстегнуть и украсить ею, например, платье.

Одно из самых популярных украшений эпохи – нитки жемчуга. Совсем короткие ожерелья имели одну изящную деталь – бантик, шёлковый или бархатный, которым они сзади завязывались. Нежного пастельного цвета, или, наоборот, контрастирующего с кожей – чёрного. Это могла быть просто нить крупного жемчуга, или она же, но наложенная поверх нарядной ленты, или лента, расшитая жемчугом... Главное – бантик! В моде - нейтрального цвета тесьма, повязанная вокруг шеи, и прикреплённая к ней пышная шёлковая роза или "чокер" из разных видов ткани и бусин, главное – украсить его сзади пресловутым бантиком. Ну и в довершение образа - кольца и парные браслеты на руках!

Большое значение придается также мелким дополнениям к одежде. В то время очень увлекались лентами, которыми украшали одежду сверху донизу, а также цветами, искусственными и живыми. Во Франции возникает обширное производство искусственных цветов как модного дополнения к одежде.

XVIII век, можно также назвать "эпохой флирта". Хорошо воспитанная дама должна была уметь флиртовать сразу с несколькими кавалерами, не выходя за рамки приличий. В "галантном веке" в моде был именно флирт, недомолвки, полутона и не приводящее ни к каким "ужасным последствиям" кокетство. "Язык веера и мушек" — явное тому подтверждение.
Классическая форма веера из деревянных или костяных пластинок, соединенных штифтом и обтянутых бумагой или тканью, раскрываемая полушарием была изобретена в Китае и получила распространение в Европе в XVI веке. Первоначально веер был атрибутом благородной дамы или светского юноши. Для второй половины XVII и XVIII вв. характерна значимость веера, как предмета изысканного быта и костюма.
Язык веера, появившийся во Франции в эпоху Людовиков. Он "читался" в процессе разговора, по перемене положения, движению руки, по количеству открывшихся и мгновенно закрывшихся отдельных "листиков". Хотя веер находился в руках женщины, знать все тонкости тайного языка должен был мужчина, которому адресовались послания.
Эмоциональный фон:
"Расположение, симпатия, любовь" - подать человеку веер верхним концом; "Презрение" - подать веер нижним концом (ручкой вперёд); "Сомнение" - закрывающийся веер; "Отрицание" – закрытый; "Скромность, неуверенность" - веер, раскрытый менее чем на четверть; "Одобрение" - раскрывающийся веер; "Безоговорочная всеобъемлющая любовь" - полностью раскрытый веер; "Волнение от известий" - резкие быстрые взмахи; "Ожидание" - похлопывание чуть раскрытым веером по раскрытой ладони; "Нерешительность" - прикрывание половины лица и глаза веером, раскрытым на треть; "Кокетство" - прикрытый подбородок и часть щеки с одновременным наклоном головы и улыбкой; "Благодарность" - раскрывающийся веер с одновременным наклоном головы; "Невозможность" - полураскрытый, опущенный вниз веер.
Цветовое значение:
Белый - невинность; Чёрный с белым - нарушенный мир; Чёрный - печаль; Розовый с голубым - любовь и верность; Красный - радость, счастье; Вышитый золотом - богатство; Жёлтый - отказ; Шитый серебром - скромность; Зелёный - надежда; Убранный блёстками - твёрдость и доверие. Голубой - постоянство, верность; Коричневый - недолговременное счастье;
Точная фразовая информация:
"Да" - приложить веер левой рукой к правой щеке;
"Нет" - приложить открытый веер правой рукой к левой щеке;
"Я вас люблю" - правой рукой указать закрытым веером на сердце;
"Я вас не люблю" - сделать закрытым веером движение;
"Мои мысли всегда с вами" - наполовину открыть веер и несколько раз легко провести им по лбу;
"Я к вам не чувствую приязни" - открыть и закрыть веер, держа его перед ртом;
"Я приду" - держа веер левой стороной перед тем, с кем идёт разговор, прижать веер к груди и затем быстро махнуть в сторону собеседника;
"Я не приду" - держать левую сторону открытого веера перед тем, с кем идёт разговор;
"Не приходите сегодня" - провести закрытым веером по наружной стороне руки;
"Приходите, я буду довольна" - держа открытый веер в правой руке, медленно сложить его в ладонь левой руки;
"Будьте осторожны, за нами следят" - открытым веером дотронуться до левого уха;
"Молчите, нас подслушивают" - дотронуться закрытым веером до губ;
"Я хочу с вами танцевать" - открытым веером махнуть несколько раз к себе;
"Вы меня огорчили" - быстро закрыть веер и держать его между сложенными руками;
"Следуйте за мной" - похлопывание по ноге сбоку;
"Я готова следовать за вами" - похлопывание по ноге спереди;
"Отойдите, уступите дорогу!" - сложенный веер, направленный на мужчину;
"Убирайтесь прочь! Вон!" - резкий жест сложенным веером рукоятью вперёд.

Ну и еще одна кокетливая деталь на которой мне бы хотелось остановиться в этом опусе – это мушка. Считается, что своим появлением мушка обязана британской герцогине Ньюкастл, кожа которой оставляла желать лучшего. Герцогиня изобретательно обыграла свои недостатки при помощи круглых кусочков чёрной тафты, которые на её лице стали играть роль "искусственных родинок".
С их помощью удалось не только "победить" неровности кожи, но и оттенить белизну лица.
В Англии этот чёрный кружочек стали называть "пятнышко красоты" (beauty spot), а ещё — заплаточка (patch) или крапинка (speckle). Помимо чисто коррекционной функции, мушка имела огромное значение для придворной красавицы: с помощью этого незначительного кусочка материала можно было даже изменить выражение лица! Приклеенная возле уголка рта, мушка делала лицо как бы улыбающимся (тогда не приветствовалось всё естественное, настоящее: было правильнее не быть, но казаться). И мужчины, и женщины наносили на свои лица целые слои белил, пудры и румян, подводили глаза, пользовались яркими губными помадами. Мушка оживляла эти странные лица-маски. Формы мушек варьировались в зависимости от капризов моды. Это могли быть полумесяцы, треугольники, звёздочки и даже силуэты различных предметов. Так, известны мушки-кареты и мушки-кораблики. Считалось, однако, дурным тоном залепливать своё лицо до состояния неузнаваемости — такое безобразие было "приличествующим" только в среде куртизанок.

Трактовка положения мушек: мушка-полумесяц приглашала для ночного свидания, амурчик означал любовь, а карета — согласие на совместный побег. Круглая мушка, расположенная между виском и глазом называлась "убийцей" или "страстной особой". Если на лице были две-три мушки, то интерпретация зависела от возраста, положения в обществе и репутации женщины. Мужчины тоже иногда пользовались мушками, но, разумеется, реже, чем их жёны, дочери и "дамы сердца".
Культура этого времени с ее румянами, белилами, мушками и т.п. была наполнена некими секретными кодами, поражала своей хрупкостью, эфемерностью, многосмысленностью и иллюзиями.


Источник: http://www.diary.ru/~gertrud/p205089550.htm?oam


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Так шила моя бабушка. приёмы полувековой давности, NEW: складка ножницы? Вязание для женщины манишки


Складка ватто выкройка Складка ватто выкройка Складка ватто выкройка Складка ватто выкройка Складка ватто выкройка Складка ватто выкройка Складка ватто выкройка

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ


Back to Top